Квітка К. В. Українські народні мелодії. Ч. 2: Коментар / Упоряд та ред. А. Іваницького



Сторінка15/33
Дата конвертації05.05.2016
Розмір2.75 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   33

24 Темп по исключению не обозначен, – см. в том сборнике с. 376, последние строки [Галицько–руські народні мелодії. № 883. – Упоряд.\.

168


перед си, образовался бы “однодольный” такт, – присоединить следующее ми нельзя, так как этим внушалась бы слабая интенсивность ми в то время, как на самом деле и ми также значительно акцентируется, притом в звуке ми сливаются динамический и временной акценты. Я предпочел избежать упрека в употреблении неупотребительного такта 1/4, [чего] бояться не следовало.

Содержанием, но лишь содержанием, эта песня сближается с известной (благодаря радиопередачам) песней “Піють півні, піють другі”, записанной мною с голоса Леси Украинки и включенной в сборник 1917–1918 гг. под № 156 (передается по радио в хоровой обработке Леонтовича).

Выше [в начале раздела “А. Записи от Ивана Франко”] было сообщено, что в Буркуте слова, какие припомнил Франко, исполняя напев 627(526), записала Леся Украинка. Напев этот, как отмечено в предисловии к сборнику 1922 г. и подтверждено здесь, был записан тогда же М.Харжевским.

Запись Леси Украинки здесь воспроизводится (впервые) с ее рукописи с сохранением транскрипции [...] [см. № 627(525) в ч. 1].

В числе помещенных в “Студіях” [И. Франка] находится, с иными подписанными словами, та же мелодия, которую М. Харжевский в 1901 году записал с начальными словами текста, только что здесь приведенного по записи Леси Украинки.

Сопоставим обе записи.

Запись М.Харжевского25 {сб. 1922 г., № 627(525)}:

л /\iiuame

V










N 3)^ N

Чо – му, си – н

у, не п‘єш,чо-му не гу Вар. 1)

|–з–і


ля –

1)


■ єш,

2)


чо – му, си – н

у, не п‘єш,

3)


чо – му не гу – ля – єш? не п‘єш не п‘єш чо – му не гу – не п‘єш

Запись Ф. Колессы (“Студії над українськими піснями”

I. Франка, с. 531):

25 У другій варіації під цифрою І) вісімка сі не підтекстована. Це місце прокоментоване Квіткою нижче, але не дає чіткого

уявлення про дійсний стан виконання. Можлиі. > } ц ц

во, на другій ноті звучало щось на зразок: 1„ * Упоряд.

169


ко – ло в гос – по

пе – ре – ла

да – ря зр

3У-

3У-

Незначительные различия в обеих записях следует отнести на счет чрезвычайной ритмической свободы в исполнении Франка, но не на счет недостаточной старательности и умения Харжевского. Он записал напев 627(525) {как и другой – № 634(503)} в моем присутствии, трудности обозначения ритма напева № 627(525) обсуждались нами совместно и, поместив обе записи в сборник, я принял на себя ответственность за них в такой же степени, как за сделанные мною лично (с другой стороны, его присутствие увеличивает степень достоверности моих записей). Харжевский отнесся к поставленной им себе задаче очень серьезно, внимательно и полностью проявил свою способность. Не хотелось бы, чтобы ввиду моей довольно большой предшествующей практики в записывании возникло такое представление, что мне принадлежало руководство, а ему – роль ученика.

Мною были внесены в запись детали, изображенные в виде вариации под цифрой 3 (последнее – не особая вариация, а обозначение исполнения того, что Харжевский изобразил способом написания, применяемым для “нахшлага”).

То, что Харжевский в записи данной мелодии изобразил, как нахшлаг, а Ф. Колесса – как мордент, мне слышалось приблизительно так, как изображено в виде второй вариации под цифрой 1.

Записью М.Харжевского запечатлено более взволнованное, очень капризное в ритмическом исполнение; отличия в записи Ф. Колессы свидетельствуют или о более спокойном исполнении или о том, что в обозначении ритмических величин знаками нотного письма была проявлена забота не столько о передаче отклонений от ритмической нормы, сколько о выявлении самой нормы. В записи Харжевского ради показа нормы (тактового размера) поставлена в начале пауза; обе цели – обозначения нормы и ее нарушения – были бы лучше достигнуты, если бы в начале поставить не паузу, а ноту ми в виде четвертной, но с принятым

170


ныне в научной нотной транскрипции знаком сокращения длительности т. е. употребить такое ритмическое обозначение [модель первого такта примера № 104-к] : 106"к ' ^

Слоговременная схема, выявляемая записью Ф. Колессы, подтверждается записью Харжевского в третьем такте, где она нарушается лишь незначительно, в пределах обычного.

Ритмические отклонения, обозначенные записью Харжевского, не были прикреплены именно к тем моментам течения мелодии – именно к тем ритмическим отрезкам мелодии, за которыми они закреплены записью: в разных строфах мелодия ритмически оформлялась в первом такте так, как показано для третьего такта, в четвертом – так, так показано для второго и наоборот.

Напев, записанный Ф. Колессой в 1912 году, представлен в труде Франка на с. 531, как относящийся к XXIII “Студии” – о песне, которой дано заглавие “Брат брата вбив за дівчину” (в труде Е. Карского “Белоруссы”, т. Ш. – Москва, 1916, с. 363, сюжет сформулирован более точно: “Солдат убивает брата-солдата из ревности, будучи влюблен в одну и ту же девушку”).

Однако в отношении прикарпатских вариантов Франко заметил, что причина убийства была “забыта”; он догадывался также, что по этим вариантам убийство было случайное, или что побуждение “первоначально” (т.е по более древним вариантам) было иное, – не соперничество в любви к одной и той же девушке.

На листке с текстом, записанным Лесею Украинкою, имеется отметка (моей рукой со слов И. Франка): “Ценів”. К сожалению, текст ценевского варианта не опубликован, представлен же текст, сведенный автором “Студій” [И. Франком] из печатных вариантов и ценевского:

Ой там при долині, ой там при потоці П’ють мед і горілку козаки молодці.

Між ними отаман склонив головоньку,

Склонив головоньку коню на гривоньку.

Ой він не їсть, не п’є, лиш думку думає;

Питаються други, що за журу має.

“Чому, пане, не п’єш, чому не гуляєш?

Відай, ти на серцю тяжку тугу маєш”.

“Ой маю я тугу з зеленого лугу,

Не їсться, не п’ється, і сон не береться,

171


Коло мого серця, як гадина, в’ється.

Відай, бо я забив свого близенького,

Свого близенького, брата рідненького.

Не дивуйте, братя, що я брата забив:

За димом не видно, за стрільбов не вчує.

Витачайте, братя, вози кованії,

Виводіть, братя, коні воронії,

Запрягайте в шлиі, шлиі26 реміннії!

Повеземо брата долом долиною,

На три дороженьки, на битий гостинець.

Викоплемо йому глибоку яму,

Висиплемо над ним високу могилу,

Посадимо на ній троякеє зілє:

Ой одно зілєнько27 – хрещатий барвінок,

А друге зілєнько – рутка дрібнесенька,

А третє зілєнько – пахучий васильок.

Буде тут військо йти, буде зілля рвати І мойого брата буде споминати:

Ой не той тут лежить, що панщину робив,

Але той тут лежить, що у війську служив;

Ой не той тут лежит, що ляхам слугував,

Але той тут лежить, що турка воював”.

Для суждения о том, насколько точно воспроизводил И. Франко слова ценевского варианта, диктуя их Лесе Украинке, могут служить подстрочные примечания под сводным текстом, благодаря которым нам известны, по крайней мере, некоторые места из ценевского варианта.

Соответствие текста, записанного в 1901 году с голоса И. Франка, опубликованному им сводному тексту, начинается литтть с 7-го стиха сводного текста. Однако в сноске к словам “між ними отаман” (см. 3-й стих сводного текста) объяснено (передаю с восполнением сокращений): “Так в ценевском варианте; в “Русалке Днестровой” (изд. В Будапеште в 1837 г.,

26 Різночитання “шлиі” та “шлиї” (Колесса Ф. Улюблені пісні I. Франка. – С. 47) можуть належати до вимови виконавця та сприйняття записувача, або у виданні “Улюблені пісні І. Франка” “ї” замість “і” поправлено редактором. – Упоряд.

У Ф. Колесси (Улюблені пісні І. Франка, 1946. – С. 47) “зіленько” (можливо, це правка редактора). – Упоряд.

172

с. 30) из Головацкого (“Нар. Песни Галицкой и Угорской Руси”, т. 1, с. 92) “меже ними гетьман”. Таким образом, Франко спел в 1901 году слова для записи не с начала песни. В 1912 году он спел Ф. Колессе для записи первый стих, согласующийся со сводным вариантом, к тому времени им составленным и опубликованным, но был ли такой первый стих ценевского варианта, с которым был связан заученный им напев, неизвестно. В дальнейшем, как видно из подстрочных примечаний в “Студиях”, Франко, исполняя песню в Буркуте по памяти, допустил пропуски и незначительные изменения. Из изменений одно – к лучшему с поэтическоой стороны “Повеземо брата горбом-долиною” – вместо слишком обычного в песнях “долом-долиною”, соответствовавшего в записанном ценевском варианте (см. прим. 3 на с. 160 “Студій”).



С другой стороны, образ “Буде тут військо йти” 27-й стих сводного текста), более редкий, важный для выяснения происхождения и бытования песни и имевшийся в ценевском варианте (см. с. 161 “Студій”), Франко в передаче по памяти заменил обычным в песнях “прилетять пташки”.

Предполагать, что Франко делал намеренные изменения в передаче текста по памяти нельзя уже по тому одному, что, если бы он был склонен к таким изменениям, он заменил бы последний пропетый им стих иным (сравним последний стих сводного текста, взятый из изданных вариантов).

Запись Леси Украинки осталась неотредактированной ею, и этим следует объяснить описки, происшедшие от привычки к литературным восточно-украинским формам: “глибокую” (в западноукраинских говорах “глубокую”; впрочем, мог и Франко приобрести привычку к литературной форме); “прилетять”, “лежить” вместо западно-украинского “прилетят”, “лежит” (последняя форма сохранена в предпоследнем стихе).

Запись напевов прикарпатских областей с голоса И. Франка произведена мною и отчасти М.Харжевским в том время, когда Иосиф Роздольский совершал свои поездки по этим областям для фонографической записи напевов, а Станислав Людкевич ногировал собранные мелодии по фонограммам (1900–1902 годы). В издании этого огромного материала (1т. 1906 г., 2 т. – 1908 г.) находятся варианты напевов, которые диктовал для записи в Буркуте Иван Франко. Есть и вариант комментируемого

173

здесь напева с подобными начальными словами песни:



107-к

В лі-сіприпо-то-ці там пи – лимо-лод-ці, в лі-сі при по-то-ці там пи – лимо-лодці.

1 том [“Етнографічний збірник НТШ”, Львів, 1906], с. 83, № 304, Дашава Стрыйского района Тернопольской области700. Пел мужчина. Темп – allegretto (см. с. 181).

Наличие котированной фонографической записи не умаляет значения непосредственной записи, произведенной Харжевским с моим участием и непосредственной записи, произведенной в 1912 г. Филаретом Колессой. Фонографической записью представлен вариант сравнительно схематический – в ритмическом отношении; его сравнительно упрощенной форме соответствует отметка Людкевича о характере исполнения – risoluto (с. 181). Такое определение не подходит к драматическому беспокойному характеру, какой придавался песне исполнением И. Франка.

Франко исполнял песни вообще выразительно, но средства выразительности были весьма тонкие; если описать их словами возможно, то это мог бы сделать лишь великий мастер слова; напряжение голоса и динамические противопоставления не принадлежали к их числу. Здесь необходимо отметить, что, хотя напев о братоубийстве был записан Харжевским и, равным образом, через 11 лет Ф. Колессой в пределах ми – ми \ это совпадение не подтверждает правильности обозначения звуковысотного уровня. Соответственно тесситуре голоса Франка, представление о которой я и теперь еще сохраняю, звуки ре и ми первой октавы должны были бы производиться с напряжением, в действительности же патетический характер выявлялся без напряжения.

Мелодия, записанная мною в 1901 году в объеме до – фа2 (включена в сборник 1922 г. под № 619(519) в 1912 году была записана Ф. Колессой в объеме ре – соль2'.

108-к

Ой Ї – ха –ли ко – за – ки з о – бо – зу, ой Ї – ха – ли ко – за – ки з о – бо – зу,



174

В моих записях, подобно другим записям, современным моим и предшествовавшим, был избираем часто более високий звуковысотный уровень для облегчения быстрой записи в скрипичном ключе, чтобы избежать приписных линий внизу. Предполагаю, что по той же причине Ф. Колесса избрал еще более высокий уровень, при каком приписная линия вовсе не нужна. Но, припоминая тесситуру Франка, я должен объяснить, что в верхних звуках по моей записи должно было бы чувствоваться сильное напряжение, между тем Франко пел без напряжения вообще, и данную песню – в особенности. Вряд ли его тесситура повысилась в 1912 году, когда он, по воспоминанию Ф. Колессы, “уже был болен”.

Слишком сложная ритмическая фигура в 4-м такте мелодии № 622(504) появилась в моей записи лишь как отпечаток усилия передать возможно ближе к действительности соотношение длительностей, не укладывавшееся в схемы, основанные на принципе кратности.

В собрании Роздольского – Людкевича подобные мелодии № № 628–631 с. 155 соединяются с текстами чересчур разнообразного содержания. Характер исполнения определен Людке – вичем как Andantino recitando (с. 187). В этих нотациях с фонограммам не сделано попыток уточнить указание “recitando” изображением отклонений от ритмических норм.

В числе этих вариантов нет ни одного с постоянно малой терцией; в вариантах № № 628, 630 и 631 – терция большая, а в варианте № 629 – зыбкая28:

109-к


Тамнаго-рі двая-во-рі, тре-та-йа бе-ре-за, не пі-дути, ку-ме, сха-ти, боя щетве-ре-за.

Си – ро – та йа, моц – ний Бо – же, си – ро – та на ві – ки:

ой вмер ми – ні доб – рий му – жик, си – ро – та ж на ві – ки!

28 Знак украшения у Людкевича поставлен под нотою; случайно или с условным значеним – неизвестно [мається на увазі мордент над нотою до-дієз у пр.

175


Моя запись напева № 623(509) заметно отличается от записи, произведенной в 1912 году Ф. Колессой (“Студії” Франка, с. 532).

Andante


Я хорошо помню, что во втором такте шестая ступень (в моей записи до) [№ 623(509)] звучало чуточку, как мне казалось, менее чем на четверть тона, – повышенно; я воспринимал такое интонирование как старинный художественный прием окрашивания звука и испытывал в высокой степени чувство, какое вообще испытывал при соприкосновении с необычными для современности историческими средствами выразительности, а не раздражение, какое причиняет фальшь. Повышения четвертой ступени (в моей записи ля) я решительно не замечал.

Сравнение с записью Ф. Колессы и с нотацией Людкевича по фонограмме Роздольского (см. их сборник № 555, место бытования – село Запитів, ныне Новояричевского района Львовской области) 11_



Ой

ПІ –

■ шла,

пі – шла

по ■

до –

■ лян

ка

по

во – ду,

& f р Р Г г “М ff Р Г Р Р Г г ^ II

ой пі – шла, пі – шла по – до – лян – ка по во – ду.

показывает, что воспроизведению напева Иваном Франком в 1901 году принадлежит в ладовом отношении место между вариантом другого певца из другой местности и воспроизведением его же, Франка, в 1912 г., которое отличалось определенным повышением 4-й ступени в 3 и 5 тактах29.

№ 110-к, такт 3-й. “Зыбкая” терція від основного тону соль позначена С. Людкевичем у прикладі № 110-к як сі-бемоль у дужках та як сі-бекар. – Упоряд.].

29 Отдаленный вариант в сб. Роздольского – Людкевича № 556 представляется не очень ценным; требует подтверждения необычный способ строить строфу путем повторения второго стиха неполностью.

176


Триолями выражено мое усилие обозначить точнее ритмические отклонения (rubato) [№ 623(509)]; конечно, в 1912 году И. Франко мог держаться ритмической нормы строже; взволнованность его получила иной выход – в тех повышениях, каких нет в моей записи.

Попытку разобраться в содержании песни представляет XXVI студия И. Франка (с. 171–176 и 514–517; при напеве на с. 532 – по ошибке цифра XXVII). К сожалению, Франко не воспроизвел там текста из города Рогатина (ныне Станиславской области), с каковым текстом соединялся напев, заученный им и пропетый для записи. Вместо этого представлен текст, сведенный из нескольких вариантов (рогатинский положен в основу):

Ей вийшла, вийшла подолянка по воду,

Ей сподобала козаченька за вроду.

По сій стороні козак на дудку грає,

По тій стороні подоляночка гуляє.

Ей, а перестань, козаче, в дудку грати,

Ей перестане подолянка гуляти.

Ей перестав козак на дудку грати,

Ей перестала подолянка гуляти.

“Ей ти, козаче, є зрада надо мною,

Ей возьми ж мене й а в човен з собою!”

“Ей подолянко, ти славненькая утко,

Ей ступай, ступай а на той човен хутко!”

Ще й подолянка на човен не ступила,

Вже подолянку бистра вода піймила.

“Ей ти, козаче, та рятуй же мя, рятуй,

Ей будеш мати від матінки заплату!”

“Ей не хочу ж я від матінки заплати,

Ей лиш тя хочу за миленьку взяти”.

“Ей волю ж бо я в тім Дунаю втонути,

Як козакові за миленькую бути.

Я в Дунаю втону, то й у морі виплину,

Як за козака піду, то на віки загину!”

177

“Ей хлопці, хлопці, подолянка втонула,



Ей лиш червона китаєчка сплинула.

Ей закидайте та дрібненькії сіті,

Ей будем, будем подолянки глядіти”.

Ей то гляділи штири дни і три ночі,

Нема подолянки, лиш чорненькії очі.

Ей урарили по подолянці в дзвони, –

Ей заплакав козак, аж головка болить.

Ей викопали на подолянку яму, –

Ей заплакав козак, як за рідною мамов.

Ей ізробили на подолянку труну,

Ей плакав козак, аж усім людям сумно.

В нескольких текстах, опубликованных Ф. Колессой по рукописи И. Франка, увеличенные расстояния между строками, употребляемые по общему правилу для того, чтобы наглядно показать стихотворное строение, расположены так, что затемняют строение: в то время, как стихи песни ясно группируются по два или по четыре, увеличенными расстояниями производится иная группировка, отделяющая, например 9-й стих от 10-го.

В песнях № № 2 и 3 а с. 20, № 5 на с. 22, № 8 на с. 26, № 9 на с. 27 и пр[очих] проведен чисто графический принцип членения на пятистишия, при котором, однако, стихи 5-й, 10-й, 15-й и т.д. не замыкают пятистишие, а начинают. В зависимости от общего числа стихов песни последняя группа состоит в некоторых случаях из двух, из трех стихов101.

Ф. Колесса, вероятно, не корректировал рассматриваемую здесь работу при печатании, – в ней слишком много опечаток30.

Одна ошибка – в песне “Ой гук, мати, гук” (№ 10, с. 28–29, вряд ли может быть отнесена на счет работников типографии. Слова “Ой ти, мати моя, а я донька твоя” соединены в один стих (18-й), в то время как соответствующие (в стиховом стро

30 Между прочим, на с. 13 сообщается, что мои записи с голоса Ивана Франка “появились лишь в 1912 году”, и это может заставить изучающего литературу народной песни потерять даром много времени на отыскивание издания 1912 года; на самом деле там опечатка: 1912 вместо 1922.

178


ении) слова всех других строф песни разбиты на два коротких стиха (см. в особенности стихи 28 и 29). Песня записана в 1877 году; может быть, в молодости сам Иван Франко допустил эту ошибку. При издании, кроме механической группировки стихов по пятистишиям, еще 16-й стих ошибочно обозначен, как 15-й. Между тем, при издании этого текста была бы очень кстати особая тщательность, так как в самой песне выявляется редкая нерегулярность стихового строения: первые три строфы представлены в издании, как состоящие из четырех стихов каждая, причем третий стих имеет увеличенный размер в сравнении с остальными, и его можно было бы изобразить в виде двух стихов; строфа тогда состояла бы из пяти приблизительно равного размера (5-сложных и 6-сложных). Остальные же четыре строфы расширены, причем увеличенный размер имеют третий и четвертый стихи; придерживаясь однообразной формы, т. е. полагая, что стихи рассматриваемой песни состоят из 5–6 слогов каждый, можно было бы эти строфы представить как состоящие из семи стихов каждый. Ниже представляю текст песни в таком виде, в каком стихотворное ее строение наглядно выясняется. Моя редакция ограничивается иным размещением увеличенных расстояний между строками, указывающим на строфовое членение, и разделением 19-го стиха на два702.

Ой гук, мати, гук,

Куда жовніри йдут31!

Та щасливая тая доріженька,

Що вони нею йдут.

Ой та дорога Та терном заросла,

Та червоною тою калиною Понависала.

Ой як я схочу,

Той терен висічу,

А таки ж бо я в свої дівчиноньки На вечері буду.



31 В тексте, опубликованном в работе “Улюблені пісні І. Франка” [Ф. Колесси] – “йдуть”. Это – ошибка или поправка редактора. Подлинная диалектная форма сохранилась в 4-м стихе.

179


Ой дбай, мати, дбай,

Замуж доньку віддай,

Та не дай її за п’яниченька,

Спаде красонька з її личенька,

Буде родові жаль.

“Ой ти, мати моя,

А я донька твоя:

Вибирай мені, виглядай мені,

Мою доленьку угадай мені,

Поки я молода”.

“Ой ти, доню моя,

А я мати твоя:

Вибирай собі, виглядай собі,

Свою доленьку угадай собі,

Як воля твоя”.

“Ой ти, мати моя,

Я дитина твоя:

Вибирала ж я, виглядала я,

Таки доленьки не вгадала я,

Ой сухото моя”.

Как сообщено в названной работе Ф. Колессы (с. 29), И. Франко записал слова этой песни и перенял мелодию в селе Батятичи бывшего Жолковского уезда (ныне Кам’янськоБузького32 района Львовской области). Ф. Колесса сделал указание, ошибочное не по его вине, а по моей: “В сборнике К. Квитки неверно обозначено место происхождения этой песни – Довгополе Косовского уезда”. На самом деле мелодия, помещенная в моем сборнике под № 638(506) записана мною в Довгополе (слова записаны Лесей Украинкой), и оплошностью моей было не это географическое обозначение, а то, что в предисловии, обозначая ряд мелодий, записанных с голоса Ивана Франка цифрами 502–532 [за нумерацією зб. 1922 року], я не заметил исключений из этого ряда. Таким исключением является кроме мелодии № 639(506) еще мелодия № 640(520),


Каталог: Umf www -> books
books -> Навчальний посібник для вищих навчальних закладів культури І мистецтв I-IV рівнів акредитації Київ 2008 (477)(075. 8)
books -> М. Т. Рильського Національної академії наук України Анатолій Іваницький Польові зошити. Фольклористичні розвідки. Рецензії Вінниця Нова Книга
books -> М. Т. Рильського Національної академії наук України Анатолій Іваницький Польові зошити. Фольклористичні розвідки. Рецензії Вінниця Нова Книга 2014
books -> М. Т. Рильського Національної академії наук України Анатолій Іваницький Польові зошити. Фольклористичні розвідки. Рецензії Вінниця Нова Книга
books -> Українські народні мелодії


Поділіться з Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   33


База даних захищена авторським правом ©res.in.ua 2019
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка